Кобзон подарил пистолет Шамиля Басаева директору ФСБ

Кобзон подарил пистолет Шамиля Басаева директору ФСБУшел в лучший мир Иосиф Кобзон. А ведь казалось, он никогда не умрет, как никогда не уйдет со сцены — ведь в первый свой прощальный тур он отправился аж 21 год назад — в 1997 году!


Иосиф Давыдович — это не только пафосные государственные концерты с запевом: «Ядерному взрыву нет, нет, нет...» Это и лиричная до слезы песня из всенародно любимой эпопеи «17 мгновений весны»: «Я прошу, хоть ненадолго...». До конца жизни Кобзон будет с обидой вспоминать, что его не указали в титрах. А потому многие жители СССР просто не догадывались, кто исполнитель!
10 лучших песен Иосифа Кобзона, которым хочется подпевать

Кобзон — это и бывший муж блистательной Людмилы Гурченко, с которой он прожил менее трех лет. Они так утомили друг друга, что потом 40 лет не разговаривали. А когда однажды певец под влиянием случайного импульса подошел к актрисе, чтобы наладить отношения, то услышал лишь одно слово: «Ненавижу!»

Кобзон — это наш Френк Синатра, о котором ходили всякие мутные слухи про связь с мафией. Как следствие: многократно подтверждаемый запрет на въезд в США. И скандальный арест пару лет назад при попытке въезда на территорию Соединенных Штатов, куда он, к слову, прибыл на самолете своего старинного друга Джона Траволты.

Кобзон — это и гонитель, и благодетель. Легендарный исполнитель песни «Трус не играет в хоккей!» Вадим Мулерман вспоминал, как некогда хороший приятель организовал против него настоящую травлю, подключив к этому, якобы, даже Аллу Пугачеву. И все, будто бы за то, что он сошелся с его бывшей супругой Вероникой Кругловой.

Но к Кобзону многие обращались и за помощью, как к последней инстанции. Обычно он давал задание своим многочисленным помощникам разобраться. Так было, к примеру, с моей знакомой - Элеонорой Костенецкой, бывшим администратором магазина «Самоцветы». Которая, к слову, когда-то продала обручальные кольца Владимиру Высоцкому и его последней любови Оксане (будущей Ярмольник) незадолго до смерти барда. У Костенецкой отобрали квартиру, и Кобзон искренне ей помогал восстановить справедливость. Таких примеров его участия - десятки, если не сотни.
«Душа будет петь, пока я жив»: правила жизни Кобзона, которые мы запомнили на всю жизнь

А в каких только «горячих точках» Кобзон не пел! И в Афганистане, и в Сирии, и в Израиле — прямо перед началом Шестидневной войны. Пел он многократно и в Грозном, в том числе в 90-х годах. На один из концертов к нему пришел Шамиль Басаев, тогда еще почти что респектабельный политик «Свободной Ичкерии», с которой у России произошло замирение. И преподнес певцу пистолет.

Вот как об этом вспоминает сам Кобзон: «Ахмед Закаев, он тогда был министром культуры Чечни, мне на ухо прошептал: «У нас положено, когда дарят оружие, стрелять». Я сказал: «Я знаю, что у вас положено, но я стрелять не буду, и хотел бы, чтобы вы тоже не стреляли». По приезде в Москву Кобзон сдал пистолет председателю ФСБ Николаю Ковалеву.

И, кстати, не забудем, как вел себя народный артист во время захвата театрального центра на Дубровке в 2002 году. Он не только не побоялся зайти в здание к террористам, но и сумел вывести оттуда трех заложников - женщину с двумя детьми: маму Любовь Корнилову, пятилетнюю Варю и девятилетнюю Аню.

Без Кобзона невозможно представить нашу жизнь, он был ее неотъемлемой частью, символом своего времени – и Советского Союза, и современной России. И оставался долгие десятилетия интересным и актуальным. Таких людей больше не делают.

Источник www.eg.ru
Оставить комментарий
Обозреватель
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое